Записки семинаристов "Однажды в Китае" (2007) Часть 3

17.06.2007
Записки семинаристов "Однажды в Китае" (2007) Часть 3

Тренироваться у Валерия Николаевича мы приехали в следующем составе:

Роза – женщина-стихия. Объехала половину Азии но, кажется, так и не нашла свою «шамбалу». Теперь всю свою энергию она отдает занятиям кунг-фу в минигруппе – пример правильно сделанного личного вывода по возвращению с семинара.

Маша – весёлая и легкая на подъем, только если это не касается отжиманий на кистях рук – в один из дней семинара, после продолжительной душевной борьбы, она решила, что мозоли на костяшках кулаков для девушек украшение слишком экстравагантное и заменила это упражнение сидением в позе лотоса, хмуря нос. Зато она отменно ныряла в холодную воду Желтого моря по ночам (сам видел, зуб даю). Да еще укусила на тренировке Валерия Николаевича за руку, когда он показывал ей болевой захват из циньна, наотрез отказавшись падать на пол.

Семинар 39

Баира – девушка из клуба «Золотой Дракон». У неё все хорошо получалось, инструктор не мог нарадоваться, глядя как она старается. В ресторане она тоже от других не отставала.

Андрей – получил прозвище «Большой» не столько из-за того, что был еще один Андрей (рассказчик), сколько за рост, вес и размах рук как у лесного жителя с острова Борнео, а также за то внимание, которое он уделял процессу тренировок. Когда он отжимался, половое покрытие молилось, чтобы и в этот раз великан выпрямил руки в локтевых суставах. Это ему удавалось, хоть и не всегда без труда.

Максим (Макс) – раньше жил в Москве и тренировался в «Золотом Драконе», но потом переехал в Сеул (Южная Корея) работать по контракту в компанию «SAMSUNG». Тоска по родному клубу не давала ему покоя по ночам и отвлекала от работы днем. Когда он узнал, что семинар пройдёт в Вэйхае, то не думал ни минуты – оформил отпуск и на джонке вышел в Желтое море, направляясь в сторону китайского берега. Там его лодка попала в жестокий шторм и затонула в двух милях от берега. Держа в зубах непромокаемый пакет с документами, визой и наличностью, смелый семинарист вплавь преодолел немалое расстояние до берега и на такси приехал в отель.

Дима (Соболев) – я знаю его уже не один год. Мы познакомились еще до того, как он всё свое время начал посвящать делам клуба. Дмитрий обладает замечательными качествами, очень необходимыми тем людям, которые хотят всерьёз изменить что-то в себе.

Дима и Стас – эти двое, кажется, умеют не меньше своего учителя или даже превзошли его, но из соображений архаичной субординации «делали всё неправильно» когда Валерий Николаевич смотрел в их сторону.

Юра – инженер-строитель из Москвы и решительно настроенный семинарист в спортивных трусах в одном лице. Наравне со всеми делал все упражнения, отрабатывал технику, но был постоянно чем-то недоволен – я потом узнал, что недоволен он был политикой Гондураса в отношении северного соседа и нерасторопной горничной на этаже.

Я (rexline) – привез с собой в Вэйхай такой багаж личных комплексов и проблем, что и начинать не хочу. Привез чтобы избавиться…потом расскажу что получилось. Будильник устанавливаю на четыре часа и ложусь на кровать. Все мысли крутятся вокруг предстоящей завтра первой тренировке – по старинному шаолиньскому обычаю она начнется в пять часов утра.

  • Устанавливаем будильник на 3.45, заваливаемся в кровати и пребываем в состоянии предчувствия предстоящей первой тренировк в Китае

Семинар 40

Один день в Вэйхае. Просыпаюсь рано, до звонка будильника. Смотрю на дисплей сотового телефона – около половины четвертого, пора вставать. Быстро собираюсь, выпиваю пару глотков чая и выхожу за дверь номера. Беззвучный лифт опускается на первый этаж, я пересекаю вестибюль, кивнув сонной девушке за стойкой ресепшена и выхожу на улицу. Утро туманно, воздух свеж и пропитан ароматами ночного отлива – смеси запаха водорослей и каких-то сладковатых специй (фото). Как выяснилось впоследствии, часть запаха принадлежит большому мусорному контейнеру, куда местные «рестораторы» выкидывают рыбьи кишки и овощные очистки… Чтобы размяться иду быстрым шагом по пустынной набережной в сторону студенческого кампуса, где мы будем тренироваться. По пути встречается только один человек (мы его потом каждое утро видели в этом районе) - позвякивая сигналом на руле, прижавшись к ближе обочине, неторопливо крутил педали ржавого велосипеда сморщенный человечек в грязном военном френче и кепке с козырьком. Мне показалось, что этот человек не простой, а из «органов» и следит за нами. Пройдя пару сотню метров до поворота с основной дороги на аллею, ведущую в кампус, оглядываюсь – вдалеке, по тому же пути, следом за мной, отстав на пару сотен метров, двигаются две размахивающие руками фигурки в черной одежде – это Дима и Стас. Обычно в этом составе мы дожидались прихода Валерия Николаевича, а пять-десять минут спустя подходили все остальные.

  • Проснулись мы, как только будильник начал играть свою мелодию. Мы мгновенно встали с кроватей, переглянулись и каждый поняли, что нет у него привычки полежать еще 5-10 минут в кровати. Не говоря ни слова, один пошел умываться, а я переодеваться, потом мы поменялись ролями и были готовы проливать кро…, то есть пот.

 Семинар 42Спортивный зал, где мы тренировались, располагался на территории студенческого кампуса Вэйхайского университета, в пятнадцати минутах быстрой ходьбы от нашей гостиницы. Пройдя по набережной вдоль сплошного ряда спящих ещё закусочных и магазинчиков, торгующих напитками и пляжным инвентарем, нужно свернуть направо по дорожке, чтобы оказаться перед аккуратно закрытой калиткой входа на территорию кампуса. Из-за стальных прутьев ограждения видна будка сторожа. Как и все должностные лица Поднебесной, он был молчалив и педантичен – спал на своем посту, демонстративно не обращая внимания как «люди в черном», не китайцы, перепрыгивают через метровой высоты бетонный бортик, примыкающий к закрытой калитке, и быстро уходят по дорожке вглубь сосновой рощи, ведущей к спортивному залу. Отпирать дверь в зал приезжал на велосипеде другой сторож, аккуратно к пяти часам утра. Внутри помещение было небольшое, но достаточно удобное для наших тренировок: ламинированный пол, зеркальная панель во всю стену, четыре колонны, обшитые зеркалами, и целая стопка мягких пластиковых ковриков, разложенных вдоль стен, особенно обрадовавших Розу и Баиру. Венчала интерьер цитата аршинными иероглифами красного цвета, приколоченными под самым потолком, в переводе звучащая как «Помните, вы все неправильно делаете» (цитатник Мао). Чтобы попасть в зал, нужно было пройти через примыкающую к нему комнату, наполненную тренажерами – мечтой любой московской качалки. Тогда мы еще не знали, что Валерий Николаевич, увидев это дело, уже мысленно включил их в методический план одного из дней семинара. Тренировка началась традиционно: дыхание, «круг огня»...и темп начинает стремительно нарастать: отжимы сменялись упражнениями на пресс и ноги, скручивания прогибами и фиксацией стойки с упором пальцами на пол. Элементы разминки были подобраны в доселе незнакомом нам порядке и когда разминка подошла к концу, я уже чувствовал изрядную усталость. Пятиминутной передышки хватило чтобы отдышаться и выпить бутылку воды, купленную за 1,5 юаня у одного торговца, с которым я успел установить дипломатические отношения на весь период пребывания в Вэйхае – у него была самая дешевая и самая холодная минеральная вода марки «дзиндао шуи» на всем протяжении нашего пути по набережной от отеля до спортивного зала.Вторая часть тренировки прошла в бесконечной отработки «па» первого базового комплекса или его элементов перед зеркалом, если Валерий Николаевич делал вывод, что семинарист делает все неправильно. Тренировка закончилась командой «Дышим» - такое облегчение может испытать только иссушенная саванна, когда на нее проливаются первые капли сезонного дождя...Но перед этим мы еще около сотни раз отжались. Помню только как на очередном отжиме мышцы рук отказались служить и я плюхнулся щекой в лужу собственного пота... «Дышим»....дрожащими руками шнурую кеды и, потянув рюкзак за лямку, вываливаю из зала. Уф...сейчас около восьми часов утра, следующая тренировка начнётся в двенадцать – есть время позавтракать и отдохнуть в номере. Что можно сказать о первой тренировке? Да, она была тяжелой, но не на столько, насколько я ожидал (о боже, а если это будет читать Валерий Николаевич!). Это конечно, во многом от того, что не получалось делать упражнения настолько качественно как надо, иначе все было бы намного тяжелей.

Завтракали мы в столовой отеля на первом этаже. Все было очень даже неплохо и вкусно: в блюдах лежали нарезанные фрукты, всякие маринованные овощи, под никелированными колпаками скрывалась лапша со специями и рисовые булочки, мясо под кисло-сладким соусом и еще уйма всего такого, названия чего я просто не помню. Отдельным пунктом меню шли так называемые «ништяки» - кондитерские опыты поваров отеля, пользующиеся бешеной популярностью у семинаристов Димы и Стаса – набрав полные тарелки коричневых шариков и витушек с прослойками, они возвращались к столу, вращая глазами и постанывая от предвкушаемого удовольствия.... Аппетит после перенесенных тренировок у нас был волчий, что за завтраком, что за любой другой трапезой и даже на ночь – в первые дни.

  • О да!!! Завтрак!!! Получив специальные талончики на завтрак, мы вошли в столовую, хотя столовая, это не то слово, с которым можно сравнить это место. Это было похоже на ресторан со шведским столом. Еды там было много, каждый за все время пребывания в Китае успел составить свой топ вкусностей. Первые 5 мест моего топа составлял бисквит. Да, я бисквитный маньяк. Я съел его там столько, что можно было неделю кормить небольшую Африканскую деревню. И что самое главное - я даже и 500 грамм не прибавил к своему весу.Это достигается за многие годы практики поедания “ништяков”.

Семинар 44

После завтрака, едва волоча ноги не от усталости, а от переедания, я поднимался в номер, кидал рюкзак на кресло и минут десять стоял под душем, блаженно ловя ртом струи воды. Потом устанавливал будильник на половину двенадцатого и падал в свежайшую, прохладную постель с ТВ пультом в руке смотреть бесконечные китайские фильмы... Дневная тренировка начиналась с разминки в стиле цигуна «6 соответствий». Казалось бы, медленные и плавные движения, глядя со стороны, но тем, кто их делал, приходилось мобилизовать всё своё внимание и физические силы, чтобы правильно исполнять упражнения комплекса. Уже через несколько минут майка на мне промокла и прилипла к спине. Завершали разминку упражнения на суставы и растяжку сухожилий. Вторая часть дневной тренировки была посвящена изучению элементов техники Син И цюань и...посещению соседней комнаты с тренажерами. То один, то другой из нас исчезал из тренировочного зала, подчиняясь манящему зову пальца Валерия Николаевича и начинал приседать со штангой на плечах, зазводить руки с пудовыми гантелями или отжимать перекладину тренажера – каждому было определено что-то свое. Инструктор, тем временем, делал какие-то свои выводы. В общем, дневная тренировка была чуть легче утренней и короче, так мне показалось вначале, но пота, выпитой воды и дрожи в коленях было нисколько не меньше. На выходе из спортзала нас ожидал Алексей («Восточный экспресс») и Татьяна. Это означало, что наступило время обеда. Часто, не заходя в отель переодеться, мы так и шли в ресторан, в странной для местных жителей черной одежде, потные и веселые. В ресторане нам определяли отдельную комнату, где находился большой круглый стол c крутящимся стеклянным диском, на который девушки-официантки шустро выставляли несметное количество тарелок с салатами, закусками, «огненным мясом» - блюдом преимущественно состоящим из красного перца, поглощать которое в состоянии были только двое из нас – Валерий Николаевич и я. Венчало кулинарное изобилие главное блюдо – гигантский карп, так вкусно приготовленный, что прокрутить стеклянный диск, на котором стояла посудина с рыбой, поближе к себе порой было достаточно трудно – с противоположной стороны стола на тебя не мигая смотрела пара блестящих глаз товарища по семинару, одной рукой придерживающего диск, а другой проворными движениями палочек накладывающего себе в тарелку куски побольше. Запивали еду Кока-Колой и местной минеральной водой. Особым шиком считалось пить за обедом уксус – особый, питьевой, по вкусу нисколько не напоминающий распостраненный в Москве суррогат, но мягкий как сок, с легкой винной крепостью. Насчет вкусности обеда я думаю, говорить не стоит. Нужно просто пробовать. По рассказам тех, кто перепробовал все китайские рестораны в Москве, даже слабенький по меркам Китая ресторан, не дотягивает по вкусности приготовления и разнообразию блюд, понтовый Московский. А о цене я вообще молчать буду, за деньги, потраченные в Москве на 1 человека, в Китае вы накормите 10. Очень оригинальным напитком мне показался питьевой уксус, он мне так понравился, что я купил 4 бутылки и привез их в Москву.

Из-за стола вылезаем с трудом – сказывается вес съеденного и усталость в ногах после перенесенной тренировки. Вяло махнув рукой оставшимся насыщаться, вываливаю на улицу. Время около двух часов дня и уже заметно припекает солнышко – наступает время послеобеденной сиесты. В тени деревьев на лавках в оцепенении сидят китайские пенсионеры, провожая долгим взглядом проходящих мимо семинаристов. Замечаю медитирующую фигуру – в газонной траве раскинув руки, с расстегнутой на животе рубашкой, лежит человек. Такого блаженства я отродясь не видел – ни громкие сигналы проезжающих мимо автомобилей, ни брызги воды из брандспойта медленно катящейся вдоль обочины поливалки на слетевший с левой ноги туфель, не мешали ему отрешенно отдыхать. Вообще, китайцы, в массе, народ лишенный предрассудков – могут петь на улице, совершенно не задумываясь о производимом на окружающих эффекте, заниматься тайцзи, ожидая прибытия автобуса и потрошить рыбу (фото) прямо под ногами у посетителей заведения, собственно не обращающих особого внимания на процесс приготовления блюд. Всё здесь как-то располагает вести себя самым естественным образом.

Семинар 43До отеля остается сотня метров – боковым зрением вижу, как через дорогу, странно вихляясь всем телом, перебегает щуплого вида китаец, направляясь в мою сторону. Это «Андрейка» - владелец гадюшника с аутентичным названием «ПИВА ВОТКА». Идея создания заведения русской кухни возникла в его голове сразу после того, как он был экстрадирован обратно на родину из российского Владивостока, за грязные махинации на рынке женской галантереи. Днями напролет Андрейка простаивал в ожидании у входа в свой ресторан и завидя «русо-туристо» падал нам в ноги, умоляя зайти и откушать его стряпню. С изощренной восточной жестокостью он предлагал свою версию борща, блинов и медового взвара... Однажды это представление так подкупило Алексея («Восточный экспресс»), что обедать мы пошли.... в это заведение. Алексей посчитал, что мы уже достаточно истосковались по домашней московской еде и вообще, нужно немного разнообразить рацион. «Русская кухня» оказалась настолько ужасной, что я и Дима Соболев тогда демонстративно покинули зал ресторана и отправлись отобедать в придорожную закусочную. Там на 30 юаней мы сьели столько, сколько Небесам было угодно чтобы мы сьели: две миски лапши, мясо под кисло-сладким соусом, два салата, гору вареных креветок и выпили чайник чая! Но все это случится позже, а сейчас я снова отмахиваюсь от назойливого зазывалы и иду дальше. В спину слышу уже отчаянный вопль – «Пива! Вотка!» Беззвучный лифт поднимает меня на 13-й этаж, в кондиционируемый рай – есть почти четыре часа до начала вечерней тренировки, чтобы отдохнуть. Стою под душем, облачаюсь в банный халат и падаю на кровать с пультом в руке – «день сурка» в китайском варианте. К шести часам солнце нагревает улицу так, что можно пройти пару кварталов, не встретив ни души. Только в вездесущих «тшифаньках» заметны признаки жизни – вот паренёк подметает тротуарную плитку у входа, в аквариумах-витрине булькает аэратор и шевелит плавниками разнообразная морская живность, готовясь стать блюдами вечернего меню.

По пути захожу в лавку знакомому китайцу и покупаю пару бытылок воды (по 1,5 юаня – 6 рублей по-нашему). Иду дальше не торопясь – до начала тренировки почти час и можно не спешить. По пути фотографирую китайца-гравера за работой – стоя на строительных лесах работяга дрелью вырезал контуры цитаты Мао на установленном в газоне исполинском булыжнике (фото), размерам которого позавидовали бы перекрытия Стоунхенджа, и чистильщиков кефали, засыпавших чешуёй весь тротуар. У входа в спортивный зал я увидел Розу, сидящую на земле, опершись спиной в ствол сосны. Подойдя поближе услышал, как она шепчет какую-то мантру (фото). Таинственная мантра была мне неизвестна, но я сел рядом и закрыл глаза в ожидании прихода Валерия Николаевича и всех остальных. Вечерняя тренировка началась ровно в шесть часов и оказалась чуть ли не тяжелее утренней, особенно это касалось ее разминочной части: немного тяжелого цигуна, немного упражнений на развитие гибкости суставов, силовой блок с «лавочками» и отжиманиями – все плотно скомпановано в ритуальную пытку или обряд посвящения в новый образ жизни, не оставляющий ни одного мышечного волокна в теле, которое бы не тряслось как загнанная лошадь. Вторая часть прошла веселее – мы разучивали причудливые движения техники тайцзи цюань стиля Ян, расшагивая перед зеркальной стеной как актеры китайского театра. На мой вопрос о применимости всего этого в уличной ситуации, Валерий Николаевич сказал – «… драться можно». Ну и ладно. Потом мы около получаса ломали друг другу руки, кидая партнера на пол, заставляя его завывать от боли в выкрученной конечности. На шум в зале из соседней качалки стали заглядывать китайцы, улыбаясь во весь рот. В раскрытой щели двери торчали несколько голов, наблюдая за нашими движениями…. А потом, когда «от близости спасения уже кружилась голова» Валерий Николаевич обьявил – «вертикальный кулак, встали, на счет «раз» поднимаемся, на «два» опускаемся, на полу не лежим, начали!» - тут впору вернуться к началу описания нашего китайского вояжа. Команду «Встали, подышим» мы услышали только после того, как инструктор увидел появившуюся в дверях зала Таню («Восточный экспресс»), это означало, что настало время вечерней жратвы. Здесь даже Валерий Николаевич не мог устоять и закончил тренировку.

  • Вечерние тренировки были посвящены тайцзы. Так как в Москве я занимаюсь преимущественно внешним направлением, некоторые элементы форм были для меня новыми, чего не скажешь о некоторых других учениках, но для них кое-что новое было на утренних тренировках. Мы постоянно спорили с ребятами о технике внутреннего и внешнего направления. Некоторые ярые защитники внутреннего, рассказывали о применении 108 формы, а я отвечал ему формой Хун-Гара, он твердил мне о Четырех Кулаках, я говорил о Первой Базовой. В общем иногда, мы были на волоске от того, чтобы отстаивать все это с помощью кулаков. Своего рода West Coast and East Coast, только External and Internal, если вы понимаете, о чем я.

Семинар 41Мужественно перенесли первый день тренировок дебютанты семинаров, я, правда не спрашивал об их ощущениях, но по их лицам на следующее утро я все понял, хотя может быть, они просто долго на них спали. На этот раз Татьяна повела семинаристов ужинать в заведение, расположенное в глубине территории капмуса. Я остался на пять минут переговорить с инструктором и отстал от основной группы. Когда кинулся догонять, их и след простыл – растворились как призраки в кромешной тьме Вэйхайских сумерек….Постоял на перекрестке двух аллей, слушая пение сверчков, потом плюнул и пошел обратно, в сторону выхода, мимо лавочек с обнимающимися парочками. Наверно им показалось немного странным появление ночью на территории кампуса странного белого человека в черной одежде, крой которой забыт местными жителями еще во времена заката Минской династии. На выходе увидел вывеску студенческого магазинчика и заглянув на огонек купил бутылку фруктовой воды, а проходя мимо ряда «тшифанек» набрал целый веер шашлычков из рыбы и мяса, по юаню на штуку – это и был весь мой ужин в этот вечер… Поднимаясь в лифте, почувствовал как навалилась волна усталости, накопленная за весь день. Мне едва хватило сил совершить ритуал омовения в душе и доплестись до кровати. Последнее что увидел, засыпая, мерцающие в раскрытом окне огни ночного города и знакомую птицу-выпь, голосом Валерия Николаевича обьявившую – «Вы всё неправильно делаете!».

  • Первые 3-4 дня мы ходили ужинать и тяжело было контролировать меру, когда на столе огромное количество всего вкусного. Поэтому мы решили отказаться от этого занятия. Ужинали мы в номере и в основном фруктами, которые мы купили в местном супермаркете. Но однажды мы нарвались на такие мягкие и нежные булочки, что они тут же были съедены, с тех пор мы ели булочки почти каждый день. Однажды мы попали в отдел выпечки в супермаркете, набрали всего по чуть-чуть, и получилось 2 больших пакета. Хорошее было время….

Семинар 45

Инструкторы
Валерий Просвиров
Руководитель международной школы Золотой Дракон
Шао Сюэци
Генеральный партнер в Китае
Ибраимов Алмаз
Инструктор в Москве
Александр Привезенцев
Инструктор в Москве
Каленкевич Антон
Врач-реабилитолог
Просвиров Дмитрий
Старший инструктор Американского филиала
Нестеренков Кирилл
Старший инструктор Колумбийского филиала