Острый суп с Тони Джаа (2011)

24.01.2011
Острый суп с Тони Джаа (2011)

Тони Джаа - восходящая звезда Тайского кино. Многие, впервые увидели его в картине «Онг Бак», где он прочно закрепил свой стиль - муай тай с примесью акробатики и еще кучи всего. В этом интервью, Тони говорит о другом своем фильме - «Том Ям Гун».

Пожалуйста, помните, что у Вас есть только одна жизнь. Радуйтесь тому, что Вы живете. Будьте благодарны шансу прожить полноценную жизнь. Это все, что я хочу Вам сказать. — Тони Джаа

«Том Ям Гун» («Tom Yum Goong»), это оригинальное название фильма. Это тайский суп. Это блюдо очень известно в Тайланде, да и иностранцы знают о нем, это наша визитная карточка. Оно горячее, острое, сладкое и кислое. Тоже самое можно сказать и о фильме. Очень много экшен сцен, горячих и острых и очень интенсивных. Поэтому для Тайского рынка, было выбрано это название. Но для интернационального рынка выбрали

название «Защитник» («The Protector»). Большинству картин для интернационального, особенно для Американского рынка, меняют названия. Я не против, это обычная практика. «Защитник» тоже подходит по смыслу. Кстати, многие иностранцы все же знают фильм как «Том Ям Гун».

Премьер-министр Тайланда Тхаксин Шинаватра, лично присутствовал на премьере этого фильма в Бангкоке.

Тони джа 3

У этого фильма бюджет и само производство было намного больше чем в «Онг Бак». Мы попытались получить большую международную известность, пригласив больше западных актеров, плюс мы проводили съемки в Австралии. Попробовали улучшить сам экшен, путем внедрения новых интересных движений из муай тай, капоэйры, борьбы и других боевых искусств. Все актеры, которые используют тот или иной стиль в кино, являются специалистами в своих областях. Мы тщательно отбирали людей. С ними очень легко работать, у них большой опыт, как и у нашей команды, с которой мы работали еще над «Онг Бак». Поэтому, мы были тщательно подготовлены, и знали как работать вместе эффективно. Я думаю, из-за этого, во время производства не было никаких травм и переломов, самое худшее, это мой разрыв мышцы, во время одного из прыжка. Пришлось, приостановили съемки на два дня. Больше ничего серьезного не было, так пару мелких растяжений и все. 

Фильм содержит одну из самых длинных боевых сцен в истории кино, снятых «одним кадром», ее продолжительность 4 минуты. Никаких дублеров, веревок и тросов Тони не использовал на протяжении всего фильма. Все трюки он выполнял сам.

Мы решили делать боевые сцены более сложными, такими, как ни в одном другом экшен фильме. Это был своего рода вызов. Один из самых впечатляющих и запоминающихся моментов в фильме — это снятая одним кадром на Steadicam, четырехминутная сцена подъема по этажам. Так называемая «вертолетная сцена». Это было самое трудное, из того, что я когда либо делал. Камера, с четырехминутным запасом пленки, была всего одна. Мы готовились около месяца и сделали восемь дублей, и только на восьмой раз, у нас все получилось так, как надо.

Тони джа 2Максимум, мы могли снимать два дубля в день, из-за того, что подготовка занимала очень много времени. Нам пришлось поменять оператора, так как он не успевал вовремя подниматься. В одном из дублей, когда я уже поднимался на третий этаж, и когда мне нужно было скинуть одного «плохиша», на месте не оказалось страховочной сетки. Пришлось все снимать заново. В другой раз у нас кончилась пленка, потому-что мы не успели снять все за четыре минуты. Только на восьмой раз все прошло гладко. Я не использовал никаких дублеров или каскадеров и никаких веревок, все делал сам. Это своего рода историческая сцена. Вообще, эта сцена была навеяна фильмом Брюса Ли «Игра Смерти» и его подъемом по этажам, где он сражается на каждом из них.

На производство фильма ушло два года и 600 катушек пленки.

Другая сложная сцена, это драка на складе. Там было очень много сложных движений и ударов. Но самое сложное, это прыжок, где мне нужно было прильнуть к стене. Прилепиться к стене и стоять на руках. Если что нибудь сделать не так, то я упаду на голову. Это было самое трудное. Я делал это пять раз, и устоял на руках только в трех из них. Мы подкладывали несколько стогов сена вниз, и я пробовал это сделать. Потом один стог убирали, и я снова пробовал, и так пока внизу не осталось ничего. В фильме вообще все драки стали более агрессивными, чем в «Онг Бак», больше сцен с «ломанием» костей и тому подобного. Я хотел показать все реалистично, как бы, некие «опасные крайности» муай тай. Хотел показать тайскую культуру. Не хочу использовать никакие веревки, тросы и спецэффекты, хочу делать все сам. Я не волнуюсь, что мои фильмы и трюки будут копировать. Если человек способен сделать также или даже лучше, я считаю, что это хорошо. Каждый человек делает все по своему. Сложность в постановках драк, еще заключалось в том, что мы использовали смесь муай тай с другими стилями. Много места уделяли комбинации боевого искусства со слонами. Я хотел передать то, как слон ловит, бросает и ломает вещи. Например, в древнем муай боран есть движение «слон разрушает здание» — базовое перемещение, где слон подходит и снизу поднимает здание. Я включил некоторые движения в фильм, естественно со своей собственной интерпретацией и стилем.

Международные права на фильм, были проданы еще до начала съемок. Это первый Тайский фильм, которому удалось это сделать.

С самого раннего детства детства я рос рядом со слонами. Они очень много значат для меня и вообще для тайцев. Слоны очень почитаемы в Тайланде. Я отводил их купаться к реке и делал какие-то гимнастические и акробатические упражнения. Каждый день в течении многих лет. Тогда это было, что-то вроде игры. Взрослея, я научился быть в гармонии с ними, и они становились частью семьи. Это не легко, ездить на них и управлять ими. Поэтому, в фильме им уделяется очень много внимания, мне хотелось поделиться своей любовью к ним. Сейчас у меня два слона, Лист и Цветок. Я хочу открыть заповедник для брошенных слонов.

Тони джаВ древние времена слоны использовались на войне. Король сидел на верху, а его защитники были внизу и должны были защищать и его и слона. Воины Джатурунгкабарт защищали ноги слона, они были превосходными бойцами и в совершенстве владели щитом, мечом и боевым искусством, в частности муай боран. Это была их единственная обязанность — защищать ноги слона. Если слон упадет, то упадет и король, а это могло привести к его смерти и поражению. В фильме есть момент, где картина как бы ожи вает, и показывает сцену битвы. Сейчас же слонов используют просто для перемещения и для хозяйственных дел, но их все равно почитают очень высоко. Для фильма мы пытались найти слонов, которые больше других привыкли к людям. В Тайланде много таких слонов, у которых уже есть опыт съемок, особенно среди старых слонов, с молодыми работать сложнее. Я провел с ними около недели, чтобы они привыкли ко мне, к моему запаху и голосу. Во время съемок они вели себя спокойно и не боялись всего процесса.

В аэропорту, Тони сталкивается с человеком, похожим на Джеки Чана. Это не настоящий Джеки, а всего лишь человек похожий на него.

Вдохновение я беру из старых фильмов, которые я смотрел еще в детстве. Особенно фильмы Брюса Ли, Джеки Чана и Джета Ли. Они все мои герои. Брюс Ли, он такой быстрый и сильный, и он первый, кто популяризовал боевые искусства. Мне нравиться, как Джеки Чан сочетает комедию и ра зличные трюки. Джет Ли меня привлекает своей грацией, ловкостью и красотой, с которой он демонстрирует свое мастерство. Я хотел бы взять от всех троих все лучшее и переместить все на муай тай и создать свой собственный стиль. Мне не хочется, чтобы меня сравнивали с ними, но я горжусь, когда кто-то говорит, что я похож на них. С детства, я хотел быть похожим на них, и они продолжают меня вдохновлять. Еще мне нравятся фильмы о самураях, и фильмы где есть духовный смысл, например фильмы Акиры Куросавы. Если бы мне предложили фильм в Америке, с хорошим сценарием, то я бы безусловно согласился. Из режиссеров мне нравится Стивен Спилберг, из актеров Том Хэнкс и Том Круз. Я хотел бы с ними поработать.

Первый Тайский фильм, который в первый уикэнд, стартовал в десятке в Американском бокс-офисе. Стартовал на четвертом месте.

Я хотел бы повлиять на следующее поколение, вдохновить. Смысл не в том, чтобы драться как я, или быть сильным и делать людям больно. За всеми этими драками есть история, это не просто драка ради драки, но драка ради чего-то хорошего. Я уделяю большое внимание карме. В своих фильмах, я хотел бы показывать это более явно. Если вы делаете хорошее, вы становитесь лучше, если делаете зло, то вы становитесь плохим. Если ты сделал что-то плохое, но осознал свою ошибку, у тебя есть шанс исправиться. Люди должны видеть надежду.

Инструкторы
Валерий Просвиров
Руководитель международной школы Золотой Дракон
Шао Сюэци
Генеральный партнер в Китае
Ибраимов Алмаз
Инструктор в Москве
Каленкевич Антон
Врач-реабилитолог
Просвиров Дмитрий
Старший инструктор Американского филиала
Нестеренков Кирилл
Старший инструктор Колумбийского филиала